Восстановление агрегатов-ребилдинг.
королевишна
olga_ramanova

Наше основное направление- ремонт,и восстановление  стартеров и генераторов для всех типов транспортных средств. За рубежом фирм, которые занимаются регенерацией, ребилдингом (rebuilding),а проще говоря, восстановлением агрегатов до состояния нового агрегата достаточно много. Существует даже ассоциация-APRA(Automotive parts remanufacturers associacion) http://www.apra.org/ .У нас в стране до недавних пор ребилдингом серьёзно занимались только несколько крупных фирм поставщиков запчастей для стартеров и генераторов. Наша фирма может предложить своим клиентам самое качественные на отечественном рынке восстановленные стартеры и генераторы.

Как же происходит восстановление агрегата? Об этом мы вам расскажем на примере работы по восстановлению стартера на автомобиль AUDI.

http://стартеры-генераторы.рф/auxpage_rebuilding/


Открытое письмо гражданам, приходящим за помощью в «Русь сидящую»
королевишна
olga_ramanova

Накипело и наболело, считайте это открытым письмом, хотя этот жанр я не жалую. Ну вот смотрите, граждане дорогие. Например, приходит к нам в «Русь сидящую» зареванная измученная женщина — жена, мать, дочь, сестра. Она с чего начинает свой рассказ? Всегда с одного и того же: «Вы такого беспредела еще не видели. Невиновный человек осужден», — и вообще конец всему. Дальше следуют два варианта. Вариант первый, после которого мы ласково прощаемся, если не дойдет очередь до варианта второго: «Спасите-помогите, дайте денег, а про дело я ничего не знаю, только дали ему, касатику, пятнадцать лет незаконно, вы уж его как-нибудь из тюрьмы вытащите, но фамилию нашу я запрещаю называть, как бы хуже не было».

Прощаемся.

Вариант второй: «Спасите-помогите, вот дело, вот приговор, все незаконно, напишите в газету». Ок. Начинаем разбираться.

Дальше опять два варианта. Вариант первый: мы берем дело, показываем его юристам, ходим на суды, смотрим и вникаем. И понимаем — увы, увы. Человек виновен. Здесь принимаем решение коллегиально на собрании «Руси сидящей» — говорить или не говорить это матери, жене, дочери, сестре. Споров обычно не бывает: говорим, если видим перед собой сильного, умного и ответственного человека, которому самому нужна помощь. Потому что если твоего близкого сажают, проблемы начинаются прежде всего не у него, а у тебя. Кредиты, доверенности, дети, работа, содержание семьи, а часто и со службы увольняют. Стало быть, помогаем выжить семье, и только семье. Родному в тюрьму — ну разве что передачи, если ему кушать нечего. И думаем, что дальше. Ведь если женщина хорошая — ждать будет, любить будет. Надо будет помогать потом с социализацией вышедшего зэка.

Или вот видим, что да, человек невиновен. Или так: может, и виновен, но вина в суде не доказана. Ибо если она доказана, то нам должно быть это абсолютно понятно. Таких в общей сложности каждый третий — из них совершенно невинных процентов 10, а с остальными просто никто на самом деле не разбирался ни на следствии, ни в суде. И это люди далеко не святые, что не делает их виновными. Вот тогда занимаемся и с юристами, и с судебной поддержкой, и с семьей, помогая ей выжить. Проходят годы, ситуация меняется, люди выходят, и никогда к нам не возвращаются, и никогда не говорят «мерси», хотя мы не за мерси работаем и денег не берем. Мы другие, мы просто так, из чувства собственного гражданского достоинства работаем.

А те, что остаются с нами, становятся нами. «Русью сидящей». Это примерно трое-четверо из сотни, и это много и хорошо. Тем и прирастаем.

Но ведь это несправедливо. Это ничего, когда ты год-два так работаешь. А когда сильно больше, становится обидно. И вовсе не потому, что тебе не сказали «мерси». А потому, что люди ничего не поняли, как оно тут у нас в жизни устроено. Им кажется, что своим примером они дают тебе бесценный журналистский материал. Они не знают, сколько у нас такого материала — никаких газет не хватит. И что одно «беспредельное дело» как две капли воды похоже на сотни и тысячи таких же. Увы.

Несколько последних громких дел «Русь сидящую» сильно морально подкосили. И не потому, что не было сказано «мерси», — к этому-то мы давно привыкшие. А потому, что совершенно далекие от предмета граждане воспряли и проявили свою позицию, проявили активно и благородно, и это очень разные граждане. Пенсионеры и студенты, отставные и действующие силовики, чиновники и избранные депутаты, общественники из самых разных организаций и художники самых разных направлений. У них нашлось одно общее дело, которому они отдались всей душой, а вышедший на свободу благодаря общественному возмущению зэк скроил козью морду. Не нам — им, вот этим очень разным гражданам. В следующий раз нам будет тяжеленько объяснить им, что надо поддержать другого, такого же невиновного, но с таким же мерзким характером, что никак его виновным не делает.

И мы начали жестко переформатировать «Русь сидящую». Мы, конечно, не сторож брату своему, мы не воспитатели и педагоги, но теперь мы пристально интересуемся у новеньких двумя вопросами. Первый: а чем ты сам можешь себе помочь? Второй: а готов ли ты помогать другим? Нам нужны твои дела, чего уж. Ты умеешь солить огурцы — отлично, соли, а мы будем посылать их в передачах. Можешь вязать салфетки — мы будем продавать их на благотворительных базарах и оплачивать адвокатов. Ты можешь просто сидеть с нашими детьми, пока мы шляемся по судам и тюрьмам. Ты можешь стоять в очереди на передачи. Ты можешь просто составить нам компанию и ходить с нами на суды... Если ты не хочешь ничего делать для других, замыкаясь в своем «уникальном» случае, — ну попробуй справиться в одиночку или за деньги, коих мы не берем ни в каком виде. Дашь на дашь, забота за заботу, участие за участие. Ты должен стать гражданином и сообразить, что у тебя есть права и обязанности. Прежде всего перед обществом. И ты сам удивишься, как изменится твоя жизнь.

А вот разговор «вы должны мне помочь» мы заканчиваем. Никто тебе ничего не должен, по крайней мере, никто из нас. Помоги себе сам, помоги другим, не останавливайся — и тут ты поймешь, что нас много и что мы непобедимы. Никем не победимы — ни судом, ни следствием, ни тюрьмой. И твой родной человек, сидящий в тюрьме, станет гордиться тобой и такими, как ты. И ваши дети, и соседи, и родители, потому что ты не для себя живешь. И вот тогда общество вступится за тебя и скажет: не смей увольнять Маню с работы, мы пойдем в суд. Не смей гнобить мужа Мани, мы знаем, как его защитить. Не смей тыкать Маню и ее детей в нос за то, что ее муж сидит: мы сейчас объясним тебе, какой человек Маня, и тебе будет стыдно, и ты будешь равняться на Маню и на таких, как она.

Такие дела.


Тюрьма, конечно, не санаторий, и все же никто не вправе запретить зэкам лечиться — так в законе напи
королевишна
olga_ramanova

Разбираемся тут с одним делом из Ивановской области: один зэк забил практически до смерти другого. Избивавший откупился, и вину повесили на разнимавшего. И в акте читаем: «по словам сотрудников ИК-2, Н. упал с лестницы (предположительно с высоты третьего этажа). Обнаружен утром без сознания. Проведена терапия в виде инфузии раствором глюкозы». До 16.00 несчастного пользовали сахарком и только потом отвезли в больницу в город Южу. Там операционная для зэка оказалась занятой, и в 18.15 наступила смерть. То есть весь рабочий день до умирающего никому не было никакого дела. Я не знаю, были ли друзья и родственники у погибшего осужденного. Зато точно знаю, что они есть у человека, на которого в итоге эту смерть и повесили — хотя, даже исходя из судмэдэкспертизы, здесь не так уж все однозначно. К тому же в любом случае на свободе нашлись бы люди, которые оплатили бы умирающему срочную медицинскую помощь. Ничего, скинулись бы — нормальных граждан у нас все-таки пока больше, чем некоторым бы хотелось.

Или вот еще одна смерть, которой могло не быть. Зеленоград (это Москва), СИЗО № 12, там сразу после новогодних праздников умер Альберт З.,1974 г.р., обвиняемый по ст. 159-4. У него был ВИЧ и менингит, инфекционный. Не лечили — праздники же, то-сё, и вообще тюрьма — это вам не санаторий. Содержался в одной камере со здоровыми. Сокамерники сильно хотели помочь Альберту, и их можно понять: камера маленькая и одна на всех. И возможности были оплатить, так сказать, внештатную помощь. Но нет. Запрещено. Нельзя. Хотя — ничего подобного. Очень даже можно.

Обратимся к тюремной Библии, она же УИК. Открываем ст. 101, она называется «Медико-санитарное обеспечение осужденных к лишению свободы». Там написано много бессмысленных и бесполезных слов, но нас интересует только п. 1: «Лечебно-профилактическая и санитарно-профилактическая помощь осужденным к лишению свободы организуется и предоставляется в соответствии с Правилами внутреннего распорядка исправительных учреждений и законодательством РФ».

Отлично. Открываем приказ Минюста от 3 ноября 2005 года № 205 «Об утверждении Правил внутреннего распорядка исправительных учреждений», с изменениями и дополнениями от марта 2008-го и февраля 2009 года. Обращаю внимание зэков и их родственников — это действующие ПВР. Там самое главное — пункты со 124-го по 129-й. Привожу их в сокращенном виде, если что — в интернете они есть в свободном доступе.

«124. В случаях, когда медицинская помощь не может быть оказана в медицинской части (…) УИС, осужденные могут получать необходимое лечение в лечебно-профилактических учреждениях государственной или муниципальной систем здравоохранения.

125. Осужденные могут получать дополнительную лечебно-профилактическую помощь, оплачиваемую за счет собственных средств. Такие медицинские услуги предоставляются специалистами лечебно-профилактических учреждений государственной или муниципальной систем здравоохранения в медицинской части ИУ, в условиях лечебно-профилактических учреждений или лечебных исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы. В исключительных случаях, когда невозможно предоставить необходимую медицинскую услугу в указанных условиях, она может быть выполнена в соответствующем учреждении здравоохранения. (…)

126. По прибытии в учреждение приглашаемого специалиста устанавливается наличие у него права на занятие медицинской деятельностью и договора на предоставление оказываемых услуг. Стоимость услуг, указываемая в договоре, не может превышать суммы, имеющейся на лицевом счете осужденного, с учетом удержаний, предусмотренных законодательством. (…)

128. Оплата дополнительной лечебно-профилактической помощи осуществляется путем почтового (телеграфного) перевода денег с лицевого счета осужденного в адрес медицинского учреждения либо медицинского специалиста, ее оказавшего, в сумме, указанной в соответствующем договоре».

Заметьте, дорогие мои: в ПВР отдельно говорится о медицинской помощи и медицинской услуге. Это разные вещи. Полагаю, что писавшие ПВР грамотеи не были в курсе, но мы-то с вами не такие. Мы воспользуемся тем, что написано пером и что не вырубить топором. Понятие «медицинская услуга» — категория гражданского права и касается услуг, оказываемых гражданам физическими и юридическими лицами за плату. Медицинская помощь — вид безвозмездной для получателя государственной социальной помощи (скорая помощь, например), либо медицинской помощи благотворительной (например, деятельность Красного Креста).

Стало быть, в тюремных законах и правилах написано: если у нас в тюрьме нет возможности вас лечить, дорогой контингент, то вы можете это сделать за свои деньги или за деньги родственников. И запретить вам это никто не может. Если вы считаете, что вам необходимо ультразвуковое исследование — будьте любезны, пусть обеспечивают, в ПВР же написано. А не обеспечивают — пишем в прокуратуру по надзору за органами УИС, ссылаясь на УИК и пункты ПВР. Нужна скорая помощь — пусть вызывают, а не репу чешут. Нет скорой — пусть вызывают благотворительную, во всех регионах есть, ежели хорошенько поискать.

Не хотят выполнять свои же правила? В прокуратуру, в суд, и взыскивать с УФСИН вред!


Как блондинка развалила банковскую систему России
королевишна
olga_ramanova

Расскажу вам про один несчастный случай на транспорте. Месяц назад Мещанский суд Москвы приговорил к 8 годам строгого режима (со штрафом 350 млн руб.) некоего Дениса Евдокимова, прокурора. Прокурора, надо сказать, видного: он занимал должность замначальника управления Московской транспортной прокуратуры и был любимцем тамошней публики — именно он докладывал на коллегии прокуратур о громком уголовном деле о поставках «левых» запчастей летному отряду «Россия», который перевозит высших лиц. И надо же — такого большого человека задержали с поличным при получении взятки почти в 5 млн руб. (какая-то мелочь потерялась по дороге), причем операцию проводила ФСБ, которая явно не того прокурора собиралась брать. Потому что и на следствии, и на суде прокурор Евдокимов — дуэтом с потерпевшим, то есть взяткодателем, — утверждали одно: взятка предназначалась не Евдокимову, а его начальнику, Мураду Кехлерову. Что, казалось бы, должны были сделать следователи и судьи? Конечно же, заинтересоваться Мурадом Кехлеровым, 1978 г.р. Вместо этого через три недели после задержания Евдокимова его начальник, Мурад Кехлеров, срочно покидает Москву и приказом генпрокурора назначается заместителем прокурора Тверской области — по методологии. Не по зубам оказался доблестным сотрудникам ФСБ удачливый прокурор Мурад Кехлеров — по счастливому совпадению, сын заместителя генпрокурора РФ Сабира Кехлерова.

Сабир Гаджиметович Кехлеров очень любит детей. Не только своих, но и племянников и племянниц. Милена Дигаева, например, тоже известный прокурор и тоже с блистательной карьерой. Молодая красивая прокурорша уголовно-судебного отдела Генпрокуратуры сызмальства участвовала в самых громких судебных процессах: заочный суд над Андреем Забелиным (экс-глава Московского дворца молодежи, который счастливо скрылся), над следователем Гривцовым (который был обвинен в рекордной взятке в 15 млн долларов, но дело развалилось и через четыре года вернулось на этап следствия), отмена в Верховном суда приговора в отношении Т., крупного наркоторговца из Приморья… В общем, гуманизм на марше.

Однажды прокурор Дигаева поддерживала обвинение в преступлении, которое — будь оно действительно совершено — опрокинуло бы, страшно сказать, всю нашу экономику, банковскую систему и национальную валюту. Цитирую обвинение: «Нарушение порядка функционирования банковской системы РФ; нарушение исключительного конституционного права РФ на финансовое регулирование; причинение существенного вреда функции Центрального банка РФ по защите и обеспечению устойчивости рубля». Суд признал все обвинения доказанными, а преступление — законченным, причем совершено оно было еще в 2005 году блондинкой 32 лет от роду. Единолично. При этом в процессе уничтожения нашей экономики и финансовой системы блондинкой не был нанесен ущерб РФ и вообще никому. Но блондинка все равно получила срок лишения свободы. На самом деле за то, что по глупости согласилась возглавить мелкий частный банк без вкладов физлиц и бюджетных денег — всего на несколько месяцев, в процессе которых она сообразила, что банк надо добровольно закрывать, потому что владельцы поураганили до нее. И купили для блондинки уголовку.

Не могу отказать себе в удовольствии процитировать недавнее обращение омбудсмена Владимира Лукина, вступившегося за блондинку, в адрес председателя Мосгорсуда Ольги Егоровой: «Если мной не замечены в приговоре какие-либо веские доказательства, прямо подтверждающие, что <…> в указанный период был нарушен порядок функционирования банковской системы страны, либо произошло присвоение конституционной функции государства по финансовому регулированию, либо изменение курса нашей национальной валюты, с огромной благодарностью приму ссылку на эти сведения».


Путинский беспредел.
королевишна
olga_ramanova

Согласно поступающим сообщениям из Киева, Кремль напрямую вмешался в украинские события и руководит подавлением тамошней фронды.
Некоторые источники утверждают, что жестокий разгон сторонников евроинтеграции проводился по указу российских силовиков. Более того, поступает информация о том, что под видом спецназовцев из "Беркута" на центральных площадях орудуют головорезы путинского ОМОНа и других силовых подразделений, которые принимали непосредственное участие в разгоне манифествнтов на Болотной площади в Москве 6 мая 2012.
Почуяв запах крови, а также грезя внеоочердными наградными лычками и материальными поощрениями (например, квартирами в столице), российские силовики прямо-таки рвутся в Киев, чтобы разобраться с "этой гейропой".
Сегодня же стало известно, что крысы Евнуховича уже начали бежать с тонущего корабля. Трое депутатов "Партии регионов" покинули её ряды. Более того, глава президентской администрации также якобы подал в отставку, а его супруга замечена среди демонстрантов, выступающих за евроинтеграцию.
Ночью прошло подпольное заседание киевского суда, который, в отсутствие оппонирующей стороны, спешно запретил проведение каких-либо протестных акций в центре столицы Украины вплоть до 8 января. Оппозиционные депутаты, пытавшиеся попасть на так называемое "ночное заседания суда", не смогли попасть в помещение, поскольку оно было забарикадировано.
Между тем, уголовник Евнухович кинулся в ноженьки кремлёвского узурпатора с мольбой "Защити!". В ответ Москва гарантировала возвращение украинских конфет "Рошен" на российский рынок и прочие материальные "блага".
В Киеве оппозиция объявила администрацию Евнуховича нелегитимной (как и все её "суды") и организовывает штаб сопротивления.
Сегодня в центре столицы Украины сторонники евроинтеграции готовят массовый митинг и шествие, участие в котором, по предварительной информации, примет более 100.000 человек.

Help Ukrainian terminate the powers of President Yanukovych, using the United States Armed Fortses.
королевишна
olga_ramanova

11.30.2013 Ukrainian special forces were used against peaceful protesters without warning, Independence Square in Kiev was locked at night with all who were there. After that, many people got injured not justified. This means that Yanukovych became indicator of.

So give the Ukrainian powers United States Armed Fortses for military aggression against Yanukovych. Ukrainian asking for military aid against the dictatorship

Created: Nov 30, 2013

Новости ГУЛАГа
королевишна
olga_ramanova
Оригинал взят у avmalgin в Новости ГУЛАГа
Толоконникова обнаружилась в Красноярской туберкулезной больнице: ТУТ

Опасения подтвердились: они 26 дней прятали Надю, потому что она больна. Странно, что больного человека все это время они мотали по стране в столыпинском вагоне. Получается, что ее заразили туберкулезом и рассчитывали за месяц привести в порядок? В любом случае, туберкулез или не туберкулез, над ней измываются по полной.

Все, что происходит с Толоконниковой, это преступление, разворачивающееся на наших глазах. И не только на наших, даже случай Ходорковского не идет ни в какое сравнение с международным резонансом от дела Пусси Райот. При этом, напомню, девушки, которых так мучают, сами никаких преступлений не совершали.

Кстати, срок Толоконниковой истекает через неделю после окончания Олимпиады в Сочи.

Снимок экрана 2013-11-14 в 12.31.03пу

«Гринпис» нам поможет
королевишна
olga_ramanova

Быть может, теперь, когда под арест попали активисты международной организации, мир обратит внимание на ужас, творящийся в российских зонах?

Неправда, что осужденные не поддержали письма Толоконниковой. Причем вне зависимости от того, читали ли они его и знают ли вообще о его существовании. С 25 сентября держит голодовку осужденная Оля Романенкова, мать троих детей, симпатичная молодая женщина ростом 160 см и весом 50 кг. Она «экономическая», отбывает наказание в Ёдве, это в Коми. Получила 15 суток ШИЗО, ей оформили нарушение и с понятыми оформили изъятие котенка (кота она, понимаешь, завела — а у кого на зоне нет кота, тот заводит мышей). На 17 октября назначен суд, Оле будут оформлять перевод из колонии-поселения в зону общего режима — это вместо УДО. А все из-за чего? Из-за того, что Оля борется: пишет в прокуратуру, пишет правозащитникам и журналистам про безобразия в колонии.

Про то, что до 2011 года КП-45 руководил Онищик Николай Максимович. За время его правления работающие осужденные получали по 15 тысяч рублей зарплаты и в колонии не было не то что ЧП (типа голодовки), но даже нарушения режима со стороны осужденных, а само учреждение как хозяйственная единица имело даже небольшую прибыль. Поселок Ёдва мог жить нормальной жизнью: работали централизованная котельная, магазины, школы, поликлиника.

Два года назад главой КП-45 был назначен некто Шахматдиев, и за два года долги достигли 80 млн руб., а труд заключенных перестал оплачиваться. В КП-45 содержатся 540 мужчин и 70 женщин. Если женщина забеременела на длительном свидании, ее заставляют написать отказ от еще не родившегося ребенка. Сразу же после рождения ребенка его куда-то забирают, и никто до сих пор не выяснил судьбу этих детей. Администрации лень этапировать женщин с детьми в специализированные колонии для «мамочек», поэтому и практикуют принудительные отказы. Начальник требует от осужденных одного: покорности и молчания, иначе сразу обещает проблемы.

Мы маленькой группой «Руси Сидящей» были в Ёдве и видели все это своими глазами. Видели, что для будущей зимы товарищ Шахматдиев заготовил горбыль — это в тайге-то. Его и на неделю не хватит. Не надо удивляться, если мы услышим из новостей, что замерзает поселок Ёдва Республики Коми. Обо всем увиденном мы незамедлительно сообщили дежурному по УФСИН республики, а на следующий день подали в прокуратуру жалобу, на которую до сих пор не получен ответ.

20 августа Оля Романенкова была вынуждена написать заявление о поступающих в ее адрес угрозах и просить о предоставлении ей безопасного места содержания, это заявление зарегистрировано в журнале и хранится в личном деле Ольги. А еще через месяц она начала голодовку.

Как раз в августе «Новая» написала о Ёдве. С тех пор в «Русь Сидящую» пришли адвокаты и родственники очень многих людей, сидящих именно в Коми. Приходили и уже отбывшие срок, и даже один действующий прокурор, который и принес нам занимательную таблицу про состояние дел в тамошних зонах. И мы обнаружили в этой таблице, что все руководящие должности во всех зонах Коми занимают выходцы из одного рода Дагестана. Исключение — две зоны в самом Сыктывкаре, одна зона строгого режима для особо опасного рецидива (ИК-35) и строгая зона для бывших работников судов и правоохранительных органов (ИК-49). Прокурор, добро сощурясь по-ленински, объяснил нам очевидное: крыша в Москве. Да мы знаем, дяденька, и фамилию знаем, ты скажи лучше, что делать-то? Струсил прокурор. А Оля Романенкова борется и голодает в ШИЗО.

Или вот еще история, случившаяся поближе к Москве. Закрыли тут в Талицах «черную» зону, ИК-9, это в Ивановской области. Ее мы очень хорошо изучили, у меня там муж сидел год назад. Безобразия там были совсем другого рода, в основном наркотики, антисанитария, отсутствие воды и, конечно, коррупция, куда ж без нее. И повезли зэков из Талиц в Брянскую область, в Клинцы и в Стародуб (ИК-6 и ИК-5 соответственно), многих везли аж через Питер. Встретили в брянских зонах наши этапы смертным боем. И данные про эти зоны очень нехорошие: в июне на «шестерке» от пыток и истязаний погиб заключенный Булгаков Владимир — его папа, Василь Василич, правды ищет, все пороги обивает, добился возбуждения дела, но наказывают, как обычно, стрелочника, и влегкую. Пока собирались в дорогу, звонили местному омбудсмену. Толку, понятно, из этого не вышло: омбудсмен приехал и нашел два комичных нарушения (не работала радиоточка, а на стенде в магазине «представлен не весь ассортимент товаров»). Зэков запугали, и говорить они не стали. Это зря, конечно, — бить не перестанут и уже оглядываться не будут. Зато зэки из ИК-4 в Плавске (это Тульская область) поступили грамотно: и письма ухитряются передавать с фотографиями, фамилиями, подписями и подробностями, и всех местных знают, включая омбудсмена, и никому не доверяют. Фотографии — с побоями и увечьями в интерьере — опубликовали в соцсетях, закрыв лица и без фамилий, связываемся сейчас с международными организациями, нашли вот заинтересованного человека в Европарламенте. В наш-то парламент не пойдешь, позор один.

Вот и как с этим бороться? Похоже, только всем миром — в буквальном смысле. Похоже, история с «Гринписом» и то, как она развивается, и весь цивилизованный мир подведет к той же мысли.


Наблюдатели идут в тюрьмы, и это самый логичный шаг
королевишна
olga_ramanova

«Шерстяной», — говорят про таких в зоне. Человек презренный, без понятий (о добре и зле, например), работающий на администрацию, без принципов, думающий о собственном интересе и интересе господ начальников во вред прочим. Это я о Жириновском.

Тюрьма мало что знает о воле, но каким-то удивительным внутренним чутьем угадывает тенденции и настроения общества точнее завзятого пикейного политолога. Когда-то (да еще года 4 назад) в СИЗО было принято голосовать за Жириновского, к нему вообще довольно часто обращались страдальцы, видя в нем если не заступника, то, во всяком случае, лицо, интересующееся тюремным электоратом, — что дальновидно для интересанта. Потом тюрьма внезапно и резко охладела, и вроде бы беспричинно. Когда я последний раз была наблюдателем на выборах в тюрьме, то обнаружила даже не 1—2% голосов, отданных за Жирика, вообще 1—2 голоса. Причем наблюдателей от Вольфыча и вовсе не было — и это в Бутырке.

А сейчас, я полагаю, ЛДПР лучше к страдальцам и вовсе близко не подходить. Напомню недавнее выступление Жириновского на «Эхе Москвы», передаю дословно: «…если у него (у Навального, однако в этом контексте не так важно.О. Р.) совесть есть хоть чуть-чуть, пусть сам снимется с выборов. Ему не на выборы идти, а в тюрьму. Вот его судьба: сидеть в тюрьме, как Ходорковский. А Ходорковскому должен быть третий срок. Он, как граф Монте-Кристо, должен там сидеть вечно. И умереть там. И похоронен должен быть на тюремном кладбище. То же самое Навальный. Сейчас у него уже10 лет будет срока. И навсегда пусть останется в тюрьме».

Провожу тщательную инвентаризацию своих чувств после того, как услышала это на радио: а вот хочу ли я пожелать и Жириновскому того же? Сидеть вечно и быть похороненным на тюремном кладбище? Нет, все же не хочу. Шерстяной масть чуток попутал и тявкает на пацанов — зачем вообще лишнюю минуту размышлять о судьбе подментованного? Его свои же порвут, дайте только срок. Ну в переносном смысле. Или как получится.

Выступление Шерстяного застало меня в бывшем пионерлагере в дальнем углу Ленинградской области: там проводилась летняя школа наблюдателей Санкт-Петербурга, а день, посвященный работе в тюрьмах, назывался «Закрытая Россия». Я даже специально поинтересовалась, почему именно так — «Закрытая Россия»? Я ждала аналогий с «Открытой Россией» Ходорковского, но их не было: основная часть слушателей — люди молодые и не могут помнить «Открытки». «Закрытая Россия» — от слова «закрыть»: закрыть человека в тюрьме, закрыть страну, закрыть будущее. Люди приезжали туда отовсюду — на свои деньги, на пожертвования, и выступали, разумеется, без гонораров, как у нас принято. Атмосфера понятная: лес, дождь, гитара, котелки, костер. Никаких парт, никаких трибун — где сел, там и слушаешь. Только разуться надо, чтобы грязь в дом не тащить. Школа наблюдателей Санкт-Петербурга — организация не политическая, очень уважаемая, люди занимаются наблюдениями за проведением выборов. Но не прошло и двух лет (с зимы 2011/2012), как они заинтересовались наблюдениями за тюрьмами — ну еще бы, это самый логичный шаг.

Они — настоящие, и с этим уже никто ничего не сможет сделать. Они понимают, что наблюдение за выборами в тюрьмах — это факультатив, главное — наблюдать совсем за другим. Люди интересуются не выборами в тюрьмах, а выборами в ОНК, в Общественные наблюдательные комиссии. Члены ОНК могут беспрепятственно заходить в тюрьмы, ИВС, в зоны и поселения и наблюдать за соблюдением прав заключенных: условия содержания, медицинская помощь, питание, почта, жалобы и т.д. В этом году расширено число участников ОНК — в каждом регионе в комиссию могут войти до 40 человек, а сами выборы стартуют 16 августа. Сейчас выборы пройдут в 45 регионах страны, в следующем году — в других. Нужно заполнить анкеты (они будут вывешены на сайтах Общественных палат) и иметь рекомендации от зарегистрированных общественных организаций, существующих не менее 5 лет и в уставах которых записана правозащитная деятельность. Ну и кроме всего этого у кандидата не должно быть непогашенной судимости.

Увы, но сам порядок проведения конкурса не сильно прописан — ну и что, мы и не в таких условиях пробивались в ТИКи и УИКи, а пробились же. Ну и что, если работу ОНК блокируют тюремщики — зато у нас есть ценный опыт по разблокированию этих усилий, спасибо за это Валерию Борщеву, Зое Световой, Анне Каретниковой, Любови Волковой и другим прекрасным людям, весьма эффективно работающим в ОНК.

Да, сейчас в ОНК по всей стране работают в основном далекие от реальной правозащиты люди: отставные прокуроры и тюремщики, ветераны всевозможных спецслужб, а в ОНК Ивановской области, например, официально трудятся представители криминалитета. Ну так в наших силах попытаться это изменить.

Для чего нужно попытаться это менять? Не думаю, что это имеет прямое отношение к «теории малых дел». Никакое это не «малое дело». В тюрьмы все больше попадает невинных людей, и ОНК ничего не может с этим поделать — это все к пресловутой «судебной системе», которую не хочется писать без кавычек, то есть в конечном счете — к власти, которую устраивает именно такой суд. Но ведь власть — это результат выборов. Результат нашего с вами выбора. Стало быть, и невинно осужденные — это результат нашего выбора. И Жириновский — это наш с вами результат. Это просто надо прекратить. ОНК должны стать переходной формой «очеловечивания» системы ФСИН, это ведь наблюдатели. Равно как и наблюдатели за выборами — это начало перехода от фальсификаций к реальным выборам. Хотите изменений без крови и баррикад? Тогда вам в наблюдатели.


Басня с выводами для всех милиционеров доброй воли
королевишна
olga_ramanova

Вы когда-нибудь видели, чтобы простой начальник заштатной зоны посадил могучего начальника ОБЭПа крупного промышленного города?

Вот именно — так вроде не бывает. Ведь как у нас устроен силовой мир? Самые ушлые, с прищуром, идут в ФСБ. Отвязные и разворотливые — в МВД. А кого никуда не берут — те во ФСИН. Тюремщики — низшая каста силовиков, люди подневольные и зависимые, оттого и срывающие зло на подопечных. Они стараются угодить следователям и прокурорам, боятся судей, как второклассники завуча, а при виде синих фээсбэшных погон принимают позу кролика перед удавом.

Вот уж не знаю, ест ли кроликов сытый удав. В истории про милиционера удав взял шефство над кроликом, и они на пару схарчили нехилого милиционера. А дело было так.

Есть в Пермском крае город Березники. Там «Уралкалий», «Ависма» и «Березниковский азот», и не только они. Там много зон (в одной из них до недавнего времени сидела Маша Алехина), там есть УФСБ и ОБЭП — отдел по борьбе с экономическими преступлениями. С 2004 года Березниковский ОБЭП возглавлял некий Барышников Валерий. Сильно сомневаюсь, что на такие должности попадают ангелы с крыльями, однако ничего особо выдающегося про местный ОБЭП слышно не было, что объяснимо: город фактически принадлежит крупнейшим российским компаниям, и скромному начальнику ОБЭПа они не по чину. Равно как и не по чину они местному УФСБ.

А рядом с Березниками — леса и зоны. И вот начальник ОБЭПа Барышников докопался до руководства одной из них, ИК-38. Зона как зона, знаменитая разве что тем, что отбывал в ней свое недолгое наказание некто Григорий Грабовой (помните, был такой прорицатель и воскреcитель?), который без особых помех ушел домой по УДО. Зона валит лес, как ей и положено. Но что-то они там сильно с лесом накосячили, и скромнейший райотдел милиции возбудился вплоть до уголовного дела в отношении руководства ИК по ст. 260 УК «Незаконная рубка лесных насаждений». Ну а лес, как известно, просто так, из ненависти к лесным насаждениям, никто рубить не будет. То есть имеется заинтересованность, она же экономическая направленность. А потому дело передали в ОБЭП, где к ст. 260 добавилась еще одна, а именно ст. 286 УК «Превышение должностных полномочий», а все это в одном флаконе — уже тяжкое преступление.

И тут вдруг начальника ОБЭПа сажают, а дело в отношении руководства ИК закрывают. Причем начальника ОБЭПа Барышникова сажают ровно по тем же самым статьям: незаконная вырубка леса и превышение должностных полномочий. А кто сажает милиционера? Правильно — УФСБ.

Барышников просидел под стражей почти 16 месяцев в ожидании суда. Первое судебное разбирательство закончилось отправкой дела в прокуратуру. На втором процессе обнаружились страшно интересные подробности.

В августе 2011 года сотрудниками ФСБ была выявлена незаконная рубка леса. Провели «спецоперацию» — согнали работяг в актовый зал — и давай прессовать. Было все: и «явки с повинной», заранее заготовленные, такие же протоколы допроса, и заключение в ИВС. Всем заранее объявили, что они — организованная преступная группа и валить все надо на Барышникова В.В. как на организатора, тогда им будет счастье и условный срок. Запуганные «члены ОПГ» с заработком чуть выше 10 000 рублей все подписали, уборщиков и водителей впоследствии осудили, большинство в особом порядке, дали условные сроки. Только вот в суде над Барышниковым они стали говорить совершенно другое — про безобразия оперов УФСБ. А сам Барышников затребовал в суд свои должностные инструкции. Сначала суду ответили, что их уничтожили. Но при допросе кадровички в суде она вдруг вынула их из сумочки. Очень интересен ей вопрос Барышникова: «Вы можете представить сведения о том, было ли указание ГУВД о создании фирмы-ловушки в сфере лесопромышленного комплекса (литера 016)?» Кадровичка ответила утвердительно. А суд отказал в ходатайстве Барышникова об истребовании этих документов. Прикольно!

Фирма-ловушка, вот тут в чем дело. Фирма-ловушка — это аналог «контрольной закупки». Необходимо внедриться в бизнес, чтобы получить доказательную базу, что Барышников и сделал исходя из указаний. Незаконные вырубки, конечно, были. Вопрос в том, с какой целью они проводились и кто был их бенефициаром (конечным выгодоприобретателем). Если Барышников, то ему должны были передаваться денежные средства — не из любви же к искусству он это делал. В фабуле обвинения этого нет, как нет и платежных переводов или «черного нала». Стало быть, это очень похоже на оперативную работу — то есть на исполнение прямых служебных обязанностей. Барышников поймал в свою ловушку, созданную по указанию ГУВД, деятелей из ИК. Он кому-то перешел дорогу, и его решили убрать с пробега. И исходя из методов ведения следствия даже понятно, с кем был бизнес у коммерсов из ИК. Не мог же тюремщик свалить начальника ОБЭПа. А крыша его могла бы — и свалила.

Полицейский! Хочешь жить по должностным инструкциям — все равно сядешь. Суда-то у нас нет. Как, впрочем, и следствия. А самый эффективный бизнес — в ИК, если зона под правильной крышей. Сядешь — узнаешь подробно, кто и как торгует у нас лесом. Не Навальный же.


?

Log in

No account? Create an account